Форум » Книга "Унесенные ветром" » Цитаты » Ответить

Цитаты

Lady_Blue: здесь выкладываем любимые цитаты из книги

Ответов - 42, стр: 1 2 All

папапа: — Сэр, вы не джентельмен! — Так же, как и вы, мисс, не леди.

кристина: «Если честно, моя дорогая, мне наплевать» (англ. - «Frankly, my dear, I don't give a damn») — Ретт Батлер. «Я подумаю об этом завтра» (англ. - «I'll think about it tomorrow») — Скарлетт О’Хара.

Екатерина: Но ее пронизывала боль, когда она снова и снова замечала спину высокого темноволосого мужчины, одетого в бархат и парчу, и это оказывался Фентон. Ведь в каждой толпе Скарлетт искала Ретта. "Скарлетт" А.Рипли(продолжение Унесенных ветром) P.S. мне это так знакомо.........

Екатерина: Но в ее сердце ни для кого не было места. Там был Ретт. Ретт, смеющийся, поддразнивающий, подчиняющий своей воле, дающий зашиту и спасение. "Скарлетт"

Екатерина: Ей показалось, что весь мир исчез куда-то, и только они остались вдвоем, в безмерном и безвременном пространстве. Она считала, что если лишь от одного взгляда почувствовала себя неотделимой от него, он не мог не испытывать такого же чувства. Было ли все так на самом деле? Мучения терзали ее, и она смогла успокоиться лишь после того, как подумала, что ей все это приснилось или даже было лишь плодом ее воображения. "Скарлетт"

Екатерина: Грустная сладость воспоминаний опалила горечью.

scarlett-blackcat: "Дом казался ей самым красивым и самым элегантно обставленным из всех, что она видела на своем веку, Ретт же сказал, что это какой-то кошмар. Однако если она счастлива - пусть радуется". "Смерть, налоги, роды! Ни то, ни другое, ни третье никогда не бывает вовремя". - Скарлетт О'Хара.

Саида: Nihil desperandum-никогда не отчаевайся-девиз Ретта Батлера

Анна: "Джентльмены не любят чересчур самостоятельно мыслящих женщин" (М. Митчелл, "Унесенные ветром")

вика мишина: "У неё никогда не было закадычной подружки, но она никогда от этого не страдала. Все женщины, включая собственных сестёр, были для неё потенциальными врагами, ибо всё они охотились на одну и ту же дичь - стремление поймать в свои сети мужчину. "

Полина: Может быть, я угожу вам, если скажу, что ваши глаза — как два драгоценных сосуда, наполенных до краев прозрачнейшей зеленоватой влагой, в которой плавают крохотные рыбки, и когда эти рыбки плескаются — как вот сейчас — на поверхности, вы становитесь чертовски соблазнительной? -Еще один танец,и моя репутиция погибнет навсегда. - От нее и так остались одни лохмотья.

YaNa: Честно говоря не помню цитата это из книги или из фильма, но все же... -Дашь мне слово джентельмена?- офицер янки -Джентельмена?!Конечно, Том- Ретт

Missis Butler: Мои любимые: "Я смастерила красивый костюм и влюбилась в него. А когда появился он, такой красивый, такой ни на кого не похожий, я надела на него этот костюм и заставила носить, не заботясь о том, годится он ему или нет. Я не желала видеть, что он такое на самом деле. Я продолжала любить красивый костюм, а вовсе не его самого." "Хорошо, когда рядом мужчина, когда можно прижаться к нему, почувствовать крепость его плеча и знать, что между нею и безмолвным ужасом, наползающим из мрака, есть он. Даже если он молчит и лишь неотрывно смотрит вперед." "Наверное, можно закрасить пятна у леопарда, но, сколько их ни крась, он все равно леопардом останется." "Я не нуждаюсь в том, чтобы вы меня спасали. Я сумею сама позаботиться о себе, мерси." "Еще не родился тот мужчина, которого бы я испугалась." — Не прижимайте меня к себе так крепко, капитан Батлер. Все на нас смотрят. — А если бы никто не смотрел, тогда бы вы не стали возражать? "Оказывается, ей надо было потерять их всех, чтобы понять, как она любит Ретта, — любит, потому что он сильный и беспринципный, страстный и земной, как она."

Missis Butler: - Мисс О'Хара, Вы будете за нас переживать? - О да, слезами оболью всю подушку. -… а он сказал, что предпочитает пулю в лоб, чем дуру в жены. -Без хорошей репутации превосходно можно обойтись при условии, что у вас есть деньги и достаточно мужества. - Вы как тот вор, который сожалеет не о содеянном, а о том, что попал в тюрьму. -Скарлетт,я никогда не принадлежал к числу тех,кто терпеливо собирает обломки,склеивает их,а потом говорит себе,что починенная вещь ничуть не хуже новой.Что разбито,то разбито.И уж лучше я буду вспоминать о том,как это выглядело.когда было целым,чем склею,а потом до конца жизни буду лицизреть трещины...

Melin: Вы обеими руками отталкиваете от себя счастье и тянитесь к чему то что никогда не сделает вас счастливой! Ретт Батлер

Melin: Счастье возможно лишь там, где схожие люди любят друг друга. Ретт Батлер

Missis Butler: - Я не нуждаюсь в том, чтобы вы меня спасали. Я сумею сама позаботиться о себе, мерси. - (Скарлетт) - Не говорите так, Скарлетт. Думайте так, если вам нравится, но никогда, никогда не говорите этого мужчине. Это беда всех женщин-северянок. Они были бы обольстительны, если бы постоянно не говорили, что умеют постоять за себя, мерси. И ведь в большинстве случаев они говорят правду, спаси их господи и помилуй. И конечно, мужчины оставляют их в покое. - (Ретт Батлер)

sfumato: ...желать - это ещё не значит получить. А жизнь ещё не научила тому, что победа не всегда достаётся тем, кто идёт напролом.

гость: конечно, я негодяй. а почему бы и нет? мы живем в свободной стране, и каждый имеет право быть негодяем, если ему так нравиться.(ретт батлер)

Bonny): Это был Ретт-Ретт,который своими сильными руками может обнять её,но чью широкую грудь она может положить свою усталую голову,чьи подтрунивания и смех помогали видеть вещи в ином их истинном свете.Ретт,который полностью понимает её,потому что он,подобно ей,видит правду как она есть,а не затуманенную всякими так называемыми высокими представлениями о чести,самопожертвовании или вере в человеческую натуру.И он любит ее!

Bonny): -Но у нас была Бонни, и я почувствовал,что не все еще кончено.Мне нравилось думать,что Бонни-это вы,снова ставшая маленькой девочкрй,какой вы были до того,как война и бедность изменили вас.Она была так похожа на вас-такая же своенравная,храбрая,веселая,задорная, и я мог холить и баловать ее-как мне хотелось холить и баловать вас.Только она была не такая,как вы,-она меня любила.И я был счастлив отдать ей всю любовь,которая вам была не нужна...Когда ее не стало,с ней вместе ушло все (Ретт)

Bonny): "Я все ему скажу,-думала она. - И он поймет.Он всегда понимал. Я скажу ему,какая я была дура,и как я люблю его,и как постараюсь все загладить"

Missis Butler: Bonny) пишет: -Но у нас была Бонни, и я почувствовал,что не все еще кончено.Мне нравилось думать,что Бонни-это вы,снова ставшая маленькой девочкрй,какой вы были до того,как война и бедность изменили вас.Она была так похожа на вас-такая же своенравная,храбрая,веселая,задорная, и я мог холить и баловать ее-как мне хотелось холить и баловать вас.Только она была не такая,как вы,-она меня любила.И я был счастлив отдать ей всю любовь,которая вам была не нужна...Когда ее не стало,с ней вместе ушло все (Ретт) Ох Ретт..ты прав. Скарлетт была жестока по отношению к тебе, но все же... Мне жалко их обоих...Скарлетт тоже, бедная, намучилась

YaNa: Это был Ретт-Ретт,который своими сильными руками может обнять её,но чью широкую грудь она может положить свою усталую голову,чьи подтрунивания и смех помогали видеть вещи в ином их истинном свете.Ретт,который полностью понимает её,потому что он,подобно ей,видит правду как она есть,а не затуманенную всякими так называемыми высокими представлениями о чести,самопожертвовании или вере в человеческую натуру.И он любит ее! Спасибо вам, Bonny), за эти цитаты . Прочитав их мне стало очень грустно , сразу вспомнился финал и совместная жизнь Скарлетт и Ретта захотелось перечитать некоторые моменты из книги

YaNa: Скарлетт: - Ах, мне наплевать, мне наплевать на все, что они там будут говорить! - пробормотала она, во власти сладостного безрассудства. Она тряхнула головой и быстрое вышла из киоска, постукивая каблучками по полу, как кастаньетами, и на ходу раскрывая во всю ширь свой черный шелковый веер. Ретт: Может быть, я угожу вам, если скажу, что ваши глаза - как два драгоценных сосуда, наполненных до краев прозрачнейшей зеленоватой влагой, в которой плавают крохотные золотые рыбки, и когда эти рыбки плескаются - как вот сейчас - на поверхности, вы становитесь чертовски соблазнительной?

Bonny): Где-то в груди маленьким злым зверьком зашевелилась боль, подкатила к горлу, сжалась комком и притаилась, чтобы того и гляди раствориться в слезах.

RoSL: "– Даже если вы в самом деле так думаете, то зачем об этом говорить? – упрекала она его. – Думали бы себе все, что вам угодно, только держали бы язык за зубами, и как бы все было славно. – Таков ваш метод, моя зеленоглазая лицемерка? Ах, Скарлетт, Скарлетт! Мне казалось, вы будете вести себя более отважно. Мне казалось, ирландцы говорят то, что думают, и посылают всех к дьяволу. Скажите откровенно: вам-то самой всегда ли легко держать язык за зубами? – Да… понятно, нелегко, – неохотно согласилась Скарлетт. – Разумеется, можно околеть от тоски, когда они с утра до ночи лопочут о нашем Правом Деле. Но, бог ты мой, как вы не понимаете, Ретт Батлер, ведь если я в этом признаюсь, все перестанут со мной разговаривать и я на танцах останусь без кавалеров! – Ах, конечно, конечно, а танцевать необходимо любой ценой. Что ж, я преклоняюсь перед вашим самообладанием, но, увы, не наделен им в такой же мере. И не могу рядиться в романтический плащ героя-патриота, дабы удобнее жилось. И без меня хватает дураков, которые из патриотических побуждений готовы рискнуть последним центом и выйдут из войны нищими. Они не нуждаются в том, чтобы я примкнул к ним – ни для укрепления патриотизма, ни для пополнения списка нищих. Пусть сами носят свой ореол героев. Они заслужили его – на этот раз я говорю вполне серьезно, и к тому же этот ореол – единственное, пожалуй, что через год-два у них останется." "– Я склонна думать, что доктор Мид был прав в отношении вас, капитан Батлер. Единственный способ для вас обелить себя – это завербоваться в армию, как только вы продадите свои суда. Вы были в Вест-Пойнте и… – Вы говорите совсем как баптистский проповедник, вербующий новобранцев. А если я не стремлюсь обелять себя? Какой мне смысл сражаться ради сохранения общественного уклада, который сделал меня изгоем? Мне доставит удовольствие поглядеть, как он рухнет. – Понятия не имею, что это за уклад – о чем вы говорите? – сказала она резко. – Вот как? А ведь вы – часть его, так же как и я был когда-то, и могу побиться об заклад, что и вам он не больше по душе, чем мне. Почему я стал паршивой овцой в моей семье? По одной-единственной причине: потому что не хотел и не мог жить, сообразуясь с законами Чарльстона. А Чарльстон – это олицетворение Юга, его сгусток. Вы, верно, еще не познали до конца, какая это смертная тоска. От вас требуют, чтобы вы делали тысячу каких-то ненужных вещей только потому, что так делалось всегда. И по той же причине тысячу совершенно безвредных вещей вам делать не дозволяется. А сколько при этом всевозможных нелепостей! Последней каплей, переполнившей чашу их терпения, был мой отказ жениться на некоей девице, о чем вы, вероятно, слышали. Почему я должен был жениться на беспросветной дуре только из-за того, что по воле случая не смог засветло доставить ее домой? И почему я должен был позволить ее бешеному братцу пристрелить меня, если стреляю более метко, чем он? Конечно, настоящий джентльмен дал бы себя продырявить и тем стер бы пятно с родового герба Батлеров. Ну, а я… я предпочел остаться в живых. Итак, я жив и получаю от этого немало удовольствия… Когда я думаю о своем брате, живущем среди достопочтенных чарльстонских тупиц и благоговеющем перед ними, вспоминаю его тучную жену, его неизменные балы в день святой Цецилии и его бескрайние рисовые плантации, я испытываю удовлетворение от того, что покончил с этим навсегда. Весь уклад жизни нашего Юга, Скарлетт, такой же анахронизм, как феодальный строй средних веков. И достойно удивления, что этот уклад еще так долго продержался. Он обречен и сейчас идет к своему концу. А вы хотите, чтобы я прислушивался к краснобаям, вроде доктора Мида, которые уверяют меня, что мы защищаем справедливое и святое дело! Вы хотите, чтобы при звуках барабана я пришел в неописуемый экстаз, схватил мушкет и побежал в Виргинию, дабы сложить там голову? Что дает вам основание считать меня таким непроходимым идиотом? Я не из тех, кто лижет плетку, которой его отстегали. Юг и я квиты теперь. Юг вышвырнул меня когда-то из своих владений, предоставив мне подыхать с голоду. Но я не подох и нажил столько денег на предсмертной агонии Юга, что это вполне вознаградило меня за утрату родовых прав." "– О какой осаде вы говорите? – Об осаде Дрохеды Кромвелем, когда ирландцам там совсем нечего было есть, и папа говорил, что они умирали с голоду прямо на улицах и под конец съели всех кошек и крыс и разных насекомых, вроде тараканов. Он говорил, что они даже ели друг друга, пока не сдались, только я никогда не знала, можно ли этому верить. А когда Кромвель взял город, то всех женщин… Осада! Матерь божья! – Вы просто дикарка – такой невежественной женщины я, право, еще не встречал. Осада Дрохеды – ведь это было в семнадцатом столетии, и мистер О'Хара едва ли мог быть свидетелем ее. К тому же Шерман не Кромвель… – Нет, он еще хуже. – Говорят… – Что же касается экзотических блюд, которыми питались ирландцы во время осады, то я, пожалуй, предпочту хорошую сочную крысу тому вареву, какое мне на днях подали здесь в гостинице. Нет, надо возвращаться в Ричмонд. Там можно хорошо поесть, были бы деньги, – Он с насмешкой глядел на ее испуганное лицо. – А я вообще не понимаю, почему вы все еще здесь! Вам же на все наплевать, лишь бы самому жилось с удобствами и можно было хорошо поесть и… ну, и всякое такое. – По-моему, вкусно поесть «и всякое такое» – это одно из самых приятных времяпрепровождений на свете, – сказал Ретт. – А почему я торчу здесь? Так, видите ли, я немало читал про осажденные города, но собственными глазами еще ни разу этого не видел. Вот и решил остаться здесь и понаблюдать. Мне ничто не угрожает, так как я не военнообязанный, и набраться впечатлений интересно. Никогда не упускайте случая испытать нечто новое, Скарлетт. Это расширяет кругозор. – У меня достаточно широкий кругозор. – Вероятно, вам лучше знать, но я бы сказал… Впрочем, это не совсем галантно. А, может быть, я остаюсь здесь, чтобы спасти вас, если город действительно будет осажден. Мне еще никогда не приходилось спасать прекрасных дам от гибели. Это тоже будет совсем новое впечатление."

YaNa: Люблю эту цитату: Никогда не буду оглядываться. Слишком это больно, слишком терзает сердце, так что потом ты уже не на что не способен — все и будешь смотреть назад…. Вот что получается, когда оглядываешься назад — на то время, когда ты был счастлив, — одна боль, душевная мука и досада. Случалось, Фрэнк, тяжело вздыхая, думал, что вот поймал он тропическую птицу, которая вся — огонь и сверкание красок, тогда как его, наверное, вполне устроила бы обыкновенная курица. Право же, Скарлетт, я не могу провести всю жизнь, гоняясь за Вами в ожидании, когда удастся втиснуться между двух мужей! — А вы великолепны, когда сердитесь. Я прижму вас еще крепче — вот так, — нарочно, чтобы поглядеть, как вы рассердитесь. Вы даже не представляете, как ослепительны вы были тогда в Двенадцати Дубах, когда, рассвирепев, швырялись вазами. на крушении цивилизации можно заработать ничуть не меньше, чем на создании ее. Подслушивая, можно порой узнать немало интересного и поучительного. Почему девушка непременно должна казаться дурой, чтобы поймать жениха? Ах, какое удовольствие — быть богатой! Устраивать приёмы — не считать денег! Покупать самую дорогую мебель, и одежду, и еду — и не думать о счетах!!! Войны будут всегда, потому что так устроены люди. Женщины — нет. Но мужчинам нужна война — не меньше, чем женская любовь. Человек не может двигаться вперед, если душу его разъедает боль воспоминаний.

YaNa: Какая же это замечательная книга , в которой так много остроумных цитат и интересный мыслей

Elen: Война нарушила его покой, а он... он не любит того, что угрожает его покою... Как я например... Он любит меня, но боялся жениться на мне, боялся, что я нарушу его уклад жизни, образ мыслей. Нет, не то чтоб боялся, это не верно. Эшли не трус... Когда он хочет чего-то достигнуть, нет человека смелее и решительнее его, но... Он живет в том мире, что внутри него, а не в том, что его окружает, и не хочет слиться с ним... И он... О, я не знаю, как это назвать ! Если бы тогда, год назад, я понимала это, он бы женился на мне, я знаю.



полная версия страницы